0

Субсидиарная ответственность — основания для привлечения. Практика

Субсидиарная ответственность - основанияЗа последний год — два практикапривлечения к субсидиарной ответственности набрала обороты. Если раньше это были единичные дела, то теперь при банкростве юридического лица директору можно заранее готовиться и к субсидиарке. Повод найдется.

Конечно это нехорошая тенденция. Однако, возможно и есть плюсы — субсидиарная ответственность повышает персональную ответственность за свои действия исполнительного органа и учредителей юр лица.

Ведь как раньше было — все долги на компании, директор или учредитель не при чем. А теперь — они отвечают всем своим имуществом. И не только директор и учредитель — даже их родственники и знакомые. При чем, основания для субсидарной ответственности очень разные, хочу в этой статье привести наиболее очевидные, которые руководители почему то не учитывают (ранее я уже писала про общие положения субсидиарки, статья субсидиарная ответственность).

Субсидиарная ответственность при смене юр лица

Многие юр лица работают от имени нескольких компаний (группа компаний) — думаю все знакомы с такими схемами, которые создаются для «оптимизации налогооблажения». Но как видно не всегда такие группы юридических лиц используется для оптимизации налогов. Иногда учредитель может вывести активы из одного ООО в другое с целью ухода от долгов.

Часто это делают салоны красоты, фирмы по навязыванию фильтров, матрасов и т.п. — год поработают и открывают другое ООО. Если настойчивый потребитель доведет дело до суда, он вполне может добиться привлечения директора или учредителя к субсидиарной ответственности.

Как пример, в определении суд, привлекая учредителей к субсидиарке, приходит к выводу, что

Все свидетельствует о совершении согласованных действий контролирующих должника лиц по переводу денежного потока с компании должника на вновь созданную компанию с целью уклонения от погашения задолженности, сформировавшейся непосредственно перед регистрацией нового юридического лица.

Какие доказательства для суда стали убедительными?

  • один и тот же адрес юр лиц
  • похожий адрес интернет сайта
  • один адрес эл почты для двух компаний
  • один вид деятельности (новая фирма занималась тем же самым)
  • назначение директором в новую компанию сотрудницы, которая с 2005 года работала в старой фирме по трудовому договору
  • доступ к расчетным счетам двух компаний осуществлялася с одного IP адреса
  • обе компании делали расчеты друг с другом, а новое ООО часто платило за старое на счета третьих лиц
  • прежние контрагенты стали работать с новым ООО, перестав сотрудничать с прежним
  • обе компании имели у оператора связи Мегафон один лицевой счет
  • одна компания получала от другой крупный денежный заем

Читая такие судебные акты всегда удивляюсь, почему руководители и учредители так легкомысленно поступают? Доказательства же на поверхности, даже копать глубоко не надо. Кто так «прячется» и уходит от долгов? Просто недооценивают риски.

Как можно снизить размер ответственности или вовсе ее избежать?

Как указано в Пленуме ВС от 2017г. при вынесении решения о привлечении к субсидиарной ответственности учитывается контроль привлекаемого лица за последние три года (до возникновения признаков банкротства), его возможность давать указания должнику, степень вовлеченности лица в хозяйственную деятельность должника, извлечения им выгоды от сделок должника.

Контролирующее должника лицо может защищать свои интересы доказывая, что его действия «не выходили за пределы обычного делового риска», а банкротство вызвано внешними обстоятельствами (финансовым кризисом, ростом курса доллара и т.п.). Но как свидетельствует практика — суд с подозрением относится к таким доводам.

Номинальный руководитель (подставное лицо), фактически не управляющий юр лицом, не освобождается от субсидиарной ответсвенности, а отвечает наряду с фактическим руководителем СОЛИДАРНО. Однако размер ответственности такого номинального управленца может быть уменьшен, если он раскроет данные о действительных управляющих. Иными словами — если все расскажет (если знает, а если не знает — смягчения не получит).

Если руководитель не вовремя подал заявление на банкротство или совсем не подал — ему «светит» субсидиарная ответственность. Если директор не обоснует причины не подачи заявления. А как тут обосновать? По сути никак.

Только если представит развернутый финасовый план выхода из кризиса — тогда суд смягчит свое решение на период, пока выполнение данного плана было обоснованным. Не получится нарисовать план задним числом, т.к. суд проверит все финансовые показатели и разумность исполнения экономического плана.

Уголовное дело прекращено: будет ли субсидиарная ответственность?

Недавно ЕСПЧ вынес решение, которое может поменять практику привлечения к субсидиарной ответственности руководителей компаний, чья вина по УК РФ не была установлена.

Налоговая инспекция провела проверку ООО и выявила, что нулевая ставка по НДС, применяемая ООО, не подверждалась первичными учетными документами. По словам директора документы были украдены. Налоговая доначислила НДС на 14 млн рублей.

В отношении ООО была открыта процура банкротства, т.к. задолженность перед ФНС погашена не была. Также по заявлению ФНС следственный комитет возбудил доследственную проверку в отношении директора, но уголовное дело так и не было возбуждено в связи с истечением сроков (ст.  24 УПК РФ).

После отказного постановления следственного комитета ФНС вышла в суд с иском о привлечении к субсидиарной ответственности директора. То что вина директора не была установлена и уголовное дело не возбуждалось почему то не остановило ни ФНС, ни судей всех уровней.

Директора привлекли к субсидиарке по налоговым долгам ООО (решение).

директор, являясь руководителем организации, совершая противоправные действия, руководствовался преступным умыслом

Вот так суд записал директора в преступники, руководствуясь постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела. Грустно, что данное решение устояло и в аппеляции и в Верховном суде.

Но директор не сдался и пошел в Европейский суд, который жалобу полностью удовлетворил и взыскал с казны РФ материальный и моральный ущерб. ЕСПЧ в своих доводах сослался на презумцию невиновности, т.к. вина директора не была доказана, а следствие не проводилось.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.