1

Единственное жилье — что нового в судебной практике?

Единственное жилье должника - мнение ВСВопрос по реализации единственного жилья волнует многих банкротов.

Недавно Верховный суд принял важное определение, которое многие юристы назвали прецедентым.

О чем этот документ?

Единственное жилье — что нового в законе?

На настоящий момент единственное пригодное для проживания жилое помещение у должника в исполнительном производстве — не забирают, не смотря на пугающие статьи в СМИ. По сути ничего нового так и не было утверждено.

Закон не принят, а если нет закона — нет понятного алгоритма отобрания недвижимого имущества.

Конституционный суд еще в 2012г. (постановление от 14.05.2012 г. № 11-П) обязал Правительство разработать нормативную базу по продаже с торгов единственного жилья должника, но он так и находится на сайте Правительства в стадии проекта.

Статья 446 ГПК защищает единственное жилое помещение от посягательств кредиторов, запрещая обращать на него взыскание в счет уплаты долга.

Однако в арбитражной банкротной практике все же встречались судебные решения, когда квартира должника реализовывалась по решению кредиторов (особенно в практике АС Уральского округа) с покупкой дешевого жилья площадью по социальной норме региона.

Юристы по банкротству надеялись, что данная практика устоит и получит более широкое распространение в целом по стране и впредь дорогое жилье можно будет реализовывать в процедуре несостоятельности физического лица.

Одно из таких дел по реализации единственного жилого помещения должника дошло до ВС в 2020г.

Должник в банкротном деле имел квартиру площадью всего то 40.3 кв. м.

Кредиторы на собрании решили, что эту квартиру у должника заберут и продадут, а ему купят квартирку площадью 19.8 кв.м по цене 850 000 р.

Деньги, вырученные от реализации квартиры, пошли бы в счет погашения долгов.

С данным решением кредиторов должник не согласился и вышел в суд с заявлением о признании его недействительным. Суд первой инстанции заявление удовлетворил. А вот апелляция определение суда отменила, в удовлетворении заявления отказала.

Апелляционная коллегия посчитала, что должнику будет предоставлено вместо прежней квартиры замещающее иное помещение, отвечающее всем социальным нормам.

Примечательно, что квартира должника была нежилой и переделана под офис.

Налицо было доказательство наличия квартиры, не используемой для проживания в ней. Логично, что кредиторы захотели ее реализовать, так как долги банкрот не погашал.

Судебная коллегия ВС оставила определение суда первой инстанции в силе, отменив все последующие, указав, что:

решение собрания кредиторов не может  приводить к нарушению конституционных прав гражданина-должника, включая право на жилище

И как я указывала выше, ВС напомнил, что «на настоящий момент не установлены правила предоставления замещающего жилья, правила обмена роскошного жилья на необходимое не выработаны».

Кредиторы самовольно, без законодательного регулирования вопроса, приняли решение о реализации единственного жилого помещения, определив какой уровень жизни будет достаточным для должника.

При этом, по мнению ВС, квартира на сорок метров не является роскошным жильем и не превышает разумную потребность человека в жилом помещении.

Хочется сразу задать вопрос — а на сколько метров жилье будет считаться уже роскошным? На 100, 200?

ВС говорит о том, что нужно подождать нормативное урегулирование вопроса от законодателя, но при этом сам же уже своим решением фактически формирует судебную практику, рассуждая какое жилье шикарное, а какое нет.

Думаю и на 40 метров квартира может быть роскошной — все зависит от ее стоимости и района города. Дело не в площади жилья, хотя и это важно.

Верховный суд не принял во внимание доводы кредиторов о том, что должник намеревался перевести квартиру в нежилое помещение и в ней не проживает, а использует под офис.

ВС логично рассудил, что данный факт не подтверждает наличие у должника иного жилого помещения. Официально по выписке из ЕГРН квартир у банкрота больше не было, а арендованное жилье в расчет не берется.

Другими словами, пока нет доказательств наличия другого жилого помещения, квартира остается единственным жильем. И если должник в нем сейчас не проживает — это не важно, возможно через месяц он захочет вернуться в квартиру.

Вот такое мнение ВС, которое, возможно изменит банкротную практику. И я согласна с Верховным судом.

Суд должен применять законы, а не самостоятельно решать какую квартиру продать, а какую нет. Тем более это не должны делать кредиторы своим соглашением — уж они точно не могут смотреть на ситуацию без эмоций, адекватно оценить жилищные условия банкрота.

Такое вольное толкование, без закона может привести к злоупотреблениям.

По всей видимости даже дорогое жилье больше не будет продаваться в банкротстве. Пока законодатель не примет закон, устанавливающий критерии и правила продажи единственного жилого помещения.

А он не будет принят еще очень долго или даже никогда — потому что тот проект, который размещен сейчас на сайте Правительства, не жизнеспособен, по моему мнению.

Его трудно реализовать на практике — там много условий. Подробнее я про это написала в статье на Яндекс дзен — не хочется дублировать.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Один комментарий